«Керенки»… для атамана

Понедельник, 24 Фев 2020, 16:51
Приветствую Вас Гость | RSS

Историческая библиотека

Категории раздела
Генералы, адмиралы, маршалы Второй мировой войны [295]
В этом разделе будут помещены короткие биографии генералов, адмиралов, маршалов Второй мировой войны
Педагогика и психология Высшей школы [44]
Вопросы и ответы по курсу "Педагогика Высшей школы"
статьи [1360]
рефераты [390]
биографические данные [149]
короткие биографические данные
писатели-орловцы [123]
Писатели так или иначе связанные с Орловщиной
современные подходы к изучению истории [6]
современные подходы к изучению истории
Документы, источники 20 век [313]
здесь будут размещаться документы, первоисточники относящиеся к 20 веку.
Великие загадки природы [120]
Великие загадки природы: тайны живой и неживой природы
Лекции по истории [6]
Лекции по Отечественной истории, Всеобщей истории, истории литературы, истории культуры
Загадки истории [109]
загадки истории
Великие авантюристы [115]
в этом разделе вы узнаете о самых известных авантюристах
Боги народов мира [87]
Аферы века [37]
Самые громкие аферы 20 века
Великие операции спецслужб [99]
Гении ВМФ [96]
Географические открытия [102]
Заговоры и перевороты [100]
Правители [1934]
Люди находящиеся у власти в разные периоды истории)))
кандидатский минимум по "истории и философии науки" [80]
ответы на вопросы

Каталог материалов

Главная » Статьи » Аферы века

«Керенки»… для атамана
В истории создания бумажных денежных знаков «керенки» – казначейские знаки 20- и 40-рублевого достоинства занимают особое положение. Это связано с тем, что они были выпущены правительством А. Ф. Керенского при использовании клише консульских марок. Поэтому защита «керенок» от подделок оказалась на таком же уровне, как и консульских марок, для которых это требование не имело решающего значения или даже отсутствовало.
Очевидно, вследствие слабой защиты казначейских знаков, наперекор традиционным принципам оформления бумажных денег, через все поле их оборотных сторон (условно так называемых) крупным шрифтом напечатано: «Подделка преследуется законом». Однако на эту угрозу наказания никто не обращал внимания. Именно «керенки», в отличие от всех известных видов бумажных денег, подделывались в огромных, даже трудно вообразить каких, количествах. Они печатались везде, где была бумага, пусть даже самого плохого качества, и какая-нибудь краска, хотя бы для полов или крыш. Печатались казначейские знаки (по существу фальшивые) в больших количествах в районах, удаленных от центра, которые получали мизерные денежные подкрепления или вообще их не получали. Жизнь же заставляла искать выход из тяжелого финансового положения. Невольно взоры обращались на бумажные деньги, изготовление которых не требовало большого труда, умения и наличия сложного печатного оборудования.
Для выпуска «керенок» нужны были клише, которые безусловно отсутствовали на местах. Эти клише кустарно изготавливались граверами по рисункам казначейских знаков. Низкий уровень квалификации провинциальных граверов сказывался на качестве изготовления клише, следовательно, и отпечатанных денежных знаков.
Имеются сведения, что «керенки» выпускались не только в стационарных провинциальных типографиях, но и в полевых условиях. Иногда печатное оборудование следовало с войсками, которые вели боевые действия, что упрощало денежное обеспечение личного состава воинских частей. Качество изготовления таких бумажных денег было, безусловно, еще хуже, чем в приспособленных для печатания денег стационарных типографиях. Если к этому добавить еще огромный разброс в оттенках красок и качестве бумаги, то можно себе представить то разнообразие, которое имело место в оформлении «керенок».
Отсюда понятно, что понятие «фальшивые керенки» крайне условно, так как практически невозможно отличить поддельные экземпляры от официально выпущенных. Даже в «Каталоге денежных знаков России и балтийских стран 1769–1950» (Берлин, 1953), где обычно приводятся разновидности бумажных денег, раздел «Казначейские знаки 20- и 40-рублевого достоинства» содержит только примечание о наличии поддельных знаков без каких-либо пояснений.
В качестве фальшивых можно признать только денежные знаки с явными и неоспоримыми признаками подделки или знаки, подделка которых документально подтверждена. О таком факте подделки, например, рассказала выходившая в Туркестане «Наша газета». В ее номере от 16 мая 1918 года сообщалось, что в денежном обращении края появилось большое количество «фальшивых керенок» 40-рублевого достоинства. Они отличались от настоящих знаков не качеством исполнения отдельных орнаментальных элементов, а тем, что обе их стороны имели одинаковый рисунок, так как были отпечатаны одним клише для лицевой стороны ― в распоряжении фальшивомонетчиков, очевидно, было только это клише. Несмотря на такую явную и грубую подделку, фальшивомонетчики рассчитывали, что малограмотное население Туркестана «проглотит» ее при отсутствии других денег и она войдет в денежный оборот благодаря тому, что на обеих сторонах знака изображен герб Временного правительства, хотя и свергнутого, но правительства.
В период наступления армии генерала Юденича на Петроград фальшивые казанчейские знаки были обнаружены красноармейцами в штабе атамана Булак-Балаховича. В газете «Известия ВЦИК» от 7 сентября 1919 года сообщалось: «В захваченном нашими войсками Пскове в белогвардейском штабе найдено больше пуда почти готовых 40-рублевых керенок. Лицевая их сторона подделана довольно хорошо, оборотную белые не успели закончить печатанием».
Вышедшие после окончания гражданской войны в России мемуары командующего Северным корпусом А. П. Родзянко («Воспоминания о Северо-Западной армии», Берлин, 1923) не только подтвердили факт выпуска фальшивых «керенок», но и подробно и ярко осветили эту достаточно любопытную историю. Оказалось, что идея выпуска «керенок» (считайте – фальшивых) родилась первоначально в недрах штаба генерала Родзянко. Возникла она в связи с тем, что из-за отсутствия денежных поступлений Северный корпус летом 1919 года оказался в тяжелейшем финансовом положении.
В середине июля по поручению генерала Родзянко его начальник тыла генерал Крузенштерн обратился к главнокомандующему армией генералу Юденичу за разрешением выпустить «керенки». На это последний ответил категорическим отказом. Тогда Родзянко решил выпустить свои деньги, так называемые «разменные знаки». Для реализации своего плана он потребовал от своего подчиненного атамана Булак-Балаховича прислать в свое распоряжение гравера Тешнера, который в то время находился в Пскове.
Атаман, не желавший ни в каком отношении подчиняться барину Родзянко, Тешнера не отдал. А так как его отряд также оказался без денег, решил сам заняться выпуском фальшивых казначейских знаков, имея в своем распоряжении специалиста, способного наладить печатание денег.
О нетерпимом отношении друг к другу этих двух высокопоставленных военачальников Северо-Западной армии свидетельствует и то, что в своих мемуарах Родзянко называл Булак-Балаховича фальшивомонетчиком и мерзавцем. В доказательство этого он приводит подробное донесение секретного агента, внедренного им в отряд Булак-Балаховича, о том, как было организовано печатание в Пскове фальшивых денег. Из донесения следует, что в изготовлении фальшивок непосредственное участие принимали все представители псковской власти: полковник Энгельгардт, полковник Стоякин, помощник районного коменданта Афанасьев и другие. Благоприятным обстоятельством было то, что штаб отряда помещался в здании Псковского госбанка, где и была развернута «экспедиция». Гравер Тешнер, узнав, какую ему подготовили позорную роль, пытался бежать из Пскова, но его поймали и заставили изготовить клише 40-рублевых знаков. После этого пошла энергичная работа. Вот маленький отрывок из «красочного» донесения агента: «Все это велось под непосредственным руководством Стоякина, который повесил одного из писарей (казнь была проведена в „Крестах“) за слишком хорошее знакомство с делами экспедиции… В Вознесенский полк поступило из штаба Балаховича и было передано заведующему хозяйством отряда 10 тысяч рублей фальшивых „керенок“».
Из донесения следовало также, что офицерами штаба атамана были предприняты неудачные попытки расплачиваться за покупки изготовленными деньгами в торговых точках и ресторанах, что породило слухи на эту тему и вызвало настороженность населения к «керенкам». Поэтому пользоваться фальшивками отряду Булак-Балаховича не удалось.
Завершая рассказ о фальшивках, выпущенных атаманом, следует кратко вернуться к делам идейного вдохновителя этого мероприятия. Генерал Родзянко, не получив разрешения на изготовление казначейских знаков, все же выпустил свои бумажные деньги. В соответствии с надписями на разменных знаках они выпускались временно корпусом Северной армии и обеспечивались кредитными билетами, хранящимися в казначействе корпуса. На самом деле эти знаки не имели никакого обеспечения. Подтверждением тому являются сведения, приведенные в мемуарах В. Л. Горна – члена Северо-Западного правительства: «Пришлось разрешить выпуск армейских денег (так называемых „родзянок“), исключительно под генеральские погоны – так острили в то время в Ревеле». Поэтому офицеры корпуса Родзянко называли их «бутылочными этикетками» и старались быстрее от них избавиться.
Категория: Аферы века | Добавил: lim (01 Сен 2011)
Просмотров: 758 | Теги: Аферы века
Всего комментариев: 0
avatar
Вход на сайт
Поиск

Copyright MyCorp © 2020