Плутни камергера Стояновского

Понедельник, 24 Фев 2020, 17:10
Приветствую Вас Гость | RSS

Историческая библиотека

Категории раздела
Генералы, адмиралы, маршалы Второй мировой войны [295]
В этом разделе будут помещены короткие биографии генералов, адмиралов, маршалов Второй мировой войны
Педагогика и психология Высшей школы [44]
Вопросы и ответы по курсу "Педагогика Высшей школы"
статьи [1360]
рефераты [390]
биографические данные [149]
короткие биографические данные
писатели-орловцы [123]
Писатели так или иначе связанные с Орловщиной
современные подходы к изучению истории [6]
современные подходы к изучению истории
Документы, источники 20 век [313]
здесь будут размещаться документы, первоисточники относящиеся к 20 веку.
Великие загадки природы [120]
Великие загадки природы: тайны живой и неживой природы
Лекции по истории [6]
Лекции по Отечественной истории, Всеобщей истории, истории литературы, истории культуры
Загадки истории [109]
загадки истории
Великие авантюристы [115]
в этом разделе вы узнаете о самых известных авантюристах
Боги народов мира [87]
Аферы века [37]
Самые громкие аферы 20 века
Великие операции спецслужб [99]
Гении ВМФ [96]
Географические открытия [102]
Заговоры и перевороты [100]
Правители [1934]
Люди находящиеся у власти в разные периоды истории)))
кандидатский минимум по "истории и философии науки" [80]
ответы на вопросы

Каталог материалов

Главная » Статьи » Аферы века

Плутни камергера Стояновского
Детство Ивана Стояновского проходило в шикарной квартире на Бассейной улице столицы. Няньки и гувернантки окружали его заботой и выполняли малейшее его желание.
Отец Стояновского, Николай Иванович, был выдающимся российским судебным деятелем. Одно время он был сенатором уголовно-кассационного департамента и членом Государственного совета. Благодаря высокому положению отца в их доме бывал весь свет общества. Многие выдающиеся личности уделяли внимание Ивану. Поэтому с детства он стал гордиться своей исключительностью.
Почтенный сановник, желая дать сыну достойное образование, определил его в Императорское училище правоведения, но тот, к горю отца, дальше двух-трех первых классов не пошел – пришлось учить его дома. Потом родители зачислили его куда-то, то есть формально причислили к одному из департаментов, чтобы у их отпрыска шел служебный стаж и он, как дворянин, стал бы получать чины. И вот Иван уже получил младшее придворное звание камер-юнкера, а к 29 годам дослужился до действительного статского советника (приравнивается к генерал-майору) и стал камергером. Словом, у него был сказочно быстрый рост, доступный только для молодых людей российской элиты.
Это был всегда изящно одетый холеный блондин, который умел вести разговор и быть «своим человеком» в компаниях. Правда, его очень безобразили гнилые зубы – он боялся их лечить. Что-то свинское было в сочетании розового пухлого лица с визгливым смехом, во время которого уменьшались и без того маленькие, почти бесцветные глазки…
Сановный отец Ивана, тративший все свои силы и знания на улучшение российского судебного дела, умер почти бедняком. Он завещал сыну честное имя да еще какое-то находящееся в глухомани маленькое именьице. А сын его Иван Николаевич любил широко пожить. Его каждый день можно было встретить в шикарных ресторанах, где он завтракал, обедал и ужинал. Здесь он чувствовал себя настоящим восточным принцем. Метрдотели с внешностью дипломатов бережно, не доверяя официантам, сами подносили ему исключительно редкую бутылку подогретого бордо или лафита в корзиночке. И делали они это необычайно подобострастно, всем своим видом показывая беспредельное уважение к камергеру.
Стояновский служил, а вернее, как раньше говорили, числился по двум министерствам, но на работе появлялся лишь изредка – по настроению. Имя отца и густо расшитый золотом мундир, знакомства и связи открывали перед ним те или иные заветные двери. Но Стояновскому для его шикарного образа жизни нужны были деньги – и немалые. Благодаря своим многочисленным связям он мог успешно выступать в качестве посредника, помогая проведению всевозможных денежных дел, которые, безусловно, были недостойны высокого звания камергера.
Безмятежная и роскошная жизнь продолжалась до событий, связанных с Русско-японской войной, когда некоторые темные делишки камергера выплыли на свет Божий. Ему пришлось выйти в отставку, а вслед за этим лишиться придворного звания. С тех пор в жизни Стояновского все пошло по наклонной плоскости. Бывшего камергера встречают уже в ресторанах-забегаловках. И только иногда во сне ему подают подогретое вино на вытянутых руках. Да и сам Иван Николаевич уже совсем не тот – словно подменили изящного щеголя.
Стояновский стал довольно часто исчезать из столицы, проводя время в различных тюрьмах. За ним числилось довольно крупное дело по торговле чинами и орденами, в результате которого он получил два года отсидки. За все его темные делишки бывший камергер был лишен права жительства в столице и проживал в пригороде.

Перед самым началом Первой мировой войны бывшему камергеру удалось провести крупную аферу по обману купеческой вдовы Варыховской. Причем это он проделал так ловко, что ей, как говорится, и во сне этого не могло присниться.
Варыховская жила в центре Петербурга в барском особняке на Сергиевской улице. Оставшееся после мужа большое наследство позволяло ей не только достаточно обеспеченно жить, но и помогать беднякам, участвуя в нескольких благотворительных обществах. Выполняла она эту благородную миссию с душой, так как была не только богатой, но и доброй женщиной. Судьба же нанесла ей два жестоких удара: вскоре после смерти мужа при несчастных обстоятельствах погиб и нежно любимый ею единственный сын. Близких родственников у нее не было, поэтому все ее мысли и стремления были направлены на помощь несчастным и бедным людям.
Вместе с тем купеческая вдова, что называется, звезд с неба не хватала. И хотя ее нельзя было назвать глупой, но и умом она тоже не отличалась. Вращаясь в благотворительных обществах, она, как и многие другие женщины, сравнивала себя с именитыми дворянками из светского общества и невольно чувствовала ущербность своего положения купчихи и зависть к титулованным особам.
Стояновский, случайно узнавший о судьбе богатой вдовы, тонко уловил слабость Варыховской к титулам и решил этим воспользоваться. В один прекрасный день он явился к Варыховской при полном параде, в камергерском мундире, торжественно ей представился и заявил, что он как чиновник и представитель двора его императорского величества послан к ней для объявления высочайшей милости – пожалования дворянства за ее большую и известную в столице благотворительную деятельность. При этом он вынул из большого портфеля какую-то бумагу с напечатанным текстом, которая, по его словам, была грамотой о присвоении ей дворянства.
Можно себе представить ошеломляющую радость и полную растерянность купчихи от такого необычайного известия, о котором она и мечтать-то не смела. Кроме того, Иван Николаевич предложил ей расписаться, как он объявил, в том, что грамота ей объявлена и она получила звание дворянки. Одним словом, все было обставлено так, что Варыховская поверила аферисту, а он, воспользовавшись этим, предложил ей, как бы между прочим, сделать пожертвование в пользу сирот в размере 3 тысяч рублей. Взволнованная купчиха дрожащими руками достала из своей заветной шкатулки названную сумму денег и стала просить принять их.
Получив деньги, Иван Николаевич, элегантно откланявшись и, как тогда говорили, «приложившись к ручке» купчихи, пожелал доброго здоровья и удалился.
Не успела «дворянка» Варыховская поделиться своей радостью со всеми знакомыми, как Стояновский снова пожаловал к ней, причем на этот раз с огромным фолиантом, который должен был изображать книгу дворянских гербов, и предложил ей выбрать для себя герб. Со своей стороны, он посоветовал герб в виде эффектно выгравированной короны, а под ней эмблемы благотворительности – протянутую руку, должную означать девиз: «Рука дающего не оскудеет». На вопрос, нравится ли ей такой вариант герба, купчиха, захлебываясь от счастья, ответила: «Да, безусловно. Лучше и придумать нельзя».
После этого Иван Николаевич перевел разговор на другую, в то время очень модную тему, об авиаторах и аэропланах, причем в нужном для него направлении: «По дружбе я должен откровенно вам сказать, что одна высокопоставленная особа желает устроить выставку аэропланов, но остановка за сущими пустяками – нужны какие-нибудь 3–4 тысячи, и дело в шляпе».
Далее он заверил купчиху в том, что за участие в таком важном авиационном мероприятии можно получить и соответствующий герб, например в виде дамы, летящей в облаках, на голове которой сверкает дворянская корона. И за такой прелестный герб, убеждал аферист, требуется пожертвование в таком мизерном размере.
Обалдевшая от всех этих увещеваний афериста, Варыховская выдала ему еще 3500 рублей.
Но и на этом не закончилось выманивание денег у купчихи. Прошло три дня, и Стояновский по телефону радостным голосом сообщил, что высокопоставленная особа выразила благодарность Варыховской и одобрила выбранный ею «авиационный» герб, сделала только замечание за темноватый цвет облаков, и художник сейчас герб дорабатывает. В общем, все хорошо, но имеется маленькая «закавычка» – нужно уплатить 500 рублей гербового сбора. Купчиха, выдавшая уже 6500 рублей, решила, что эти 500 рублей «погоды не сделают», и эти деньги оказались в кармане афериста.
Видя, что деньги стали сыпаться к нему как из рога изобилия, Стояновский обнаглел до предела и предложил купчихе выделить ему еще 5 тысяч рублей, якобы для одного полковника за сведения, которые он может предоставить о погибшем сыне.
После такого абсолютно бессовестного предложения Варыховская как бы очнулась от сна. Она стала вспоминать и сопоставлять все факты и поняла наконец, что ее нагло обманывал аферист. Она решила без утайки и стеснения рассказать о том, как Стояновский обвел ее, опытную женщину, вокруг пальца.
Купчиха сделала заявление в полицию, и бывший камергер был в очередной раз арестован и судим. Присяжные заседатели признали Стояновского виновным в трех мошенничествах, но, по совершенно непонятным причинам, заслуживающим снисхождения. Суд приговорил его к одному году тюремного заключения с зачетом 10 месяцев нахождения в следственном изоляторе.
Категория: Аферы века | Добавил: lim (01 Сен 2011)
Просмотров: 679 | Теги: Аферы века
Всего комментариев: 0
avatar
Вход на сайт
Поиск

Copyright MyCorp © 2020