Рубли японского производства

Вторник, 28 Июн 2022, 14:54
Приветствую Вас Гость | RSS

Историческая библиотека

Категории раздела
Генералы, адмиралы, маршалы Второй мировой войны [295]
В этом разделе будут помещены короткие биографии генералов, адмиралов, маршалов Второй мировой войны
Педагогика и психология Высшей школы [44]
Вопросы и ответы по курсу "Педагогика Высшей школы"
статьи [1360]
рефераты [390]
биографические данные [149]
короткие биографические данные
писатели-орловцы [123]
Писатели так или иначе связанные с Орловщиной
современные подходы к изучению истории [6]
современные подходы к изучению истории
Документы, источники 20 век [313]
здесь будут размещаться документы, первоисточники относящиеся к 20 веку.
Великие загадки природы [120]
Великие загадки природы: тайны живой и неживой природы
Лекции по истории [6]
Лекции по Отечественной истории, Всеобщей истории, истории литературы, истории культуры
Загадки истории [109]
загадки истории
Великие авантюристы [115]
в этом разделе вы узнаете о самых известных авантюристах
Боги народов мира [87]
Аферы века [37]
Самые громкие аферы 20 века
Великие операции спецслужб [99]
Гении ВМФ [96]
Географические открытия [102]
Заговоры и перевороты [100]
Правители [1934]
Люди находящиеся у власти в разные периоды истории)))
кандидатский минимум по "истории и философии науки" [80]
ответы на вопросы

Каталог материалов

Главная » Статьи » Аферы века

Рубли японского производства
Достаточно широко известно и подтверждено, что войны, мятежи и революции, во время которых ослабевают и нарушаются финансово-экономические устои государств, как правило, сопровождаются ростом разного рода криминальных группировок, в том числе фальшивомонетчиков. В подделке денежных знаков участвовали как небольшие группы людей, «продукция» которых часто была кустарной и легко распознаваемой, так и «денежные фабрики», качество подделок которых в художественно-полиграфическом плане иногда было не хуже, а даже, как это ни парадоксально, лучше денежных знаков, выпущенных экспедициями заготовления государственных бумаг, оборудованных специальными печатными станками для выпуска денег и имеющих высококвалифицированных специалистов.
В результате направленного архивного поиска материалов по данному вопросу за более чем столетний период истории России удалось обнаружить ряд интересных и документально подтвержденных фактов о выпуске различными фальшивомонетчиками подделок российских денежных знаков – как бумажных кредиток так и звонкой монеты.
Поучительна история о выпуске японцами фальшивых российских бумажных рублей в тяжелое для нашей страны время Русско-японской войны. Так как эти сведения не нашли какого-либо освещения в литературе, то они, очевидно, могут заинтересовать не только специалистов, но и широкий круг читателей которым небезразлично прошлое России.
Сообщения о подделке российских рублей впервые появились в июле 1903 года в Порт-Артуре (газета «Новый край» от 20 и 23 июля), в них отмечалось, что к лету 1903 года все чаще и чаще имели место случаи обнаружения фальшивых кредитных билетов рублевого и трехрублевого достоинства. Самые энергичные меры, которые принимались полицией по обнаружению «главных виновников или оптовых сбытчиков», успеха не имели. Высказывалось мнение, что изготовителями кредитных билетов являлись японцы, которые успели пустить в оборот большое количество фальшивок. Каждый день в полицию Порт-Артура представлялись подделки кредиток. Было отмечено, что подделки бумажных денег одних и тех же номиналов существенно отличаются друг от друга, а это свидетельствовало о наличии нескольких групп фальшивомонетчиков.
Удалось установить, что такие «деньги» сбывались прибывавшими в Порт-Артур из Чифу (Яньтай) – китайского порта в Желтом море – мелкими торговцами-китайцами, которых в то время называли «коробочниками».
Наконец 10 июля полицейскому надзирателю Домбровскому удалось узнать, что в одной городской гостинице, хозяином которой был японец, остановился прибывший в Порт-Артур японец Мацубаро, который дал на чай прислуге рублевую фальшивую купюру. По горячим следам Домбровский нашел Мацубаро в «Японском театре», где тот был с японкой Сусаки. У последней в кармане платья было найдено портмоне с 17 фальшивыми рублевками, а в саквояже Мацубаро, оставленном в гостинице, было найдено 82 трехрублевых фальшивых кредитных билета и 38 рублевых, также фальшивых. В результате допроса арестованных японцев Домбровскому удалось установить, что фальшивки были доставлены из китайского города Дальнего (Далянь).
Получив такие сведения, активный полицейский надзиратель немедленно отправился в город Дальний, где в одной из гостиниц обнаружил и арестовал двух японок – Цунэ и Сино, у которых при обыске были найдены в подушке, набитой морской травой, 1800 рублевых кредитных билетов, а в саквояже – 401 рубль таких же денег.
При осмотре найденных в Дальнем фальшивых билетов оказалось, что они не отличаются от подделок, обнаруженных в Порт-Артуре.
Расследование дела фальшивомонетчиков продолжалось до конца 1903 года. Только 23 января 1904 года в газете «Новый край» было помещено сообщение о том, что в порт-артурском окружном суде было заслушано уголовное дело по обвинению японских подданных Харутаро (вначале он представлялся как Мацубаро), Цунэ и Сино в сбыте фальшивых денег. Суд приговорил Харутаро к ссылке на каторжные работы сроком на 4 года и к уплате казне 2502 рублей (очевидно, на такую сумму подсудимый пытался реализовать фальшивки). В случае же неуплаты он приговаривался «к тюремному заключению кроме 4 лет каторги еще на 1 год». Подсудимым японкам Цунэ и Сино суд вынес оправдательный вердикт.
Через день, 25 января, в разделе газеты «Судебная хроника» начали печататься подробности этого дела фальшивомонетчиков. Из публикации следует, что на дознании Харутаро давал сбивчивые и противоречивые показания относительно найденных у него фальшивых денег. Он утверждал, что деньги он получил в южнокорейском городе Чемульпо (Инчхоне) от англичанина Висинга (с которым он приехал в Порт-Артур), не подозревая, что деньги фальшивые. Конечно, этого англичанина не удалось обнаружить ни в Порт-Артуре, ни во Владивостоке, ни в других городах Дальнего Востока. Японцу Харутаро и японкам Цунэ и Сино было предъявлено обвинение в провозе из-за границы и сбыте фальшивых кредитных билетов. В обвинении также указывалось, что задержанные японцы знали, но не назвали изготовителей фальшивых денег.
Дальнейшая публикация материалов порт-артурского дела намечалась в следующем номере газеты. Однако это не получилось – начались боевые действия в районе Порт-Артура, и следующий номер газеты «Новый край» вышел лишь 27 января 1904 года, и то только с кратким обзором военных событий на суше и на море. Все последующие номера газеты посвящались в основном только событиям Русско-японской войны.
О широкой деятельности фальшивомонетчиков в Порт-Артуре свидетельствуют также два следующих кратких сообщения газеты: «При обходе порт-артурскими полицейскими „Китайского городка“ зимой 1903 года был обнаружен запрещенный в городе игорный дом. В пакете, выброшенном в окно одним из игроков, оказались фальшивые казначейские билеты рублевого достоинства, причем номера на них были напечатаны подряд без единого пропуска».
Сообщалось также, что в поезде, следующем из Порт-Артура, был задержан респектабельного вида господин, у которого оказались фальшивые трехрублевые кредитные билеты, на одной стороне которых был напечатан номер с последней четной цифрой, на другой – с нечетной. Это давало ему возможность обыгрывать доверчивых пассажиров при игре «чет-нечет», распространенной среди порт-артурских жителей.
Поддельные кредитные билеты рублевого и трехрублевого достоинства летом 1903 года появились не только в российском городе-крепости Порт-Артуре, но и в самой Японии. Так, японские газеты этого времени сообщали о попадании в денежные обороты ряда японских городов фальшивых русских кредитных билетов. Эти газетные публикации не вызвали ни расследования, ни какой-либо другой реакции властей. Им незачем было заниматься поиском и разоблачением подделывателей – в то время в японском кодексе не было закона, по которому бы каралась подделка иностранных денежных знаков. Но мимо этих сведений не могли пройти полномочные представители России в Японии. Они стали следить за появлением и распространением фальшивок. Главное внимание было обращено на город Осака – большой торгово-промышленный центр Японии, где главным образом происходили сделки между сахалинскими и японскими купцами. О появлении фальшивых рублевых и трехрублевых кредиток были оповещены все агентства Русско-китайского банка в японских городах.
Для более эффективной борьбы с фальшивомонетчиками российские дипломаты вошли в сношение с соответствующими дипломатическими инстанциями Японии с предложением об издании правительственных законов, карающих за подделку иностранных кредитных билетов. Японские дипломаты не поддержали это предложение, ссылаясь на отсутствие заседаний парламента в период летних отпусков.
Тем не менее благодаря настойчивости российских дипломатов был издан именной указ японского императора, повелевающий «всех японских подданных, уличенных в подделке иностранных кредиток, подвергать тюремному заключению не свыше трех месяцев с заменой его штрафом в 200 иен». Так называемое наказание, приведенное в указе, не только не могло напугать и остановить японских фальшивомонетчиков, а как будто поощряло таких. Естественно, что подделки русских кредитных билетов продолжались. Исходя из военно-политической обстановки на Дальнем Востоке можно предположить, что распространение фальшивых российских бумажных денег в какой-то степени даже устраивало японское правительство, которое готовилось к войне с Россией.
Японские фальшивомонетчики изготавливали подделки денег очень скрытно, и, невзирая на принимаемые меры, удалось обнаружить всего 5–6 подделывателей. Уместно отметить, что и они были раскрыты лишь с помощью русских и иностранных представителей, а не японской полицией.
Было установлено, что в агентствах Русско-китайского банка ряда японских городов стали появляться фальшивые деньги, но так как служащими в агентствах были большей частью иностранцы, не знакомые с русскими деньгами, то задержать мошенников не удавалось. Наконец, в конце августа 1903 года в агентство Русско-китайского банка в городе Хакодате явился японец, который предложил обменять на иены трехрублевые билеты. Кассир, принимая деньги, сразу обнаружил подделку и задержал японца. Последний объяснил, что недалеко от агентства он купил русские деньги у японца Сасаки, уплатив ему по полторы иены за каждую трехрублевую кредитку. При аресте Сасаки у него нашли целую кипу поддельных кредитных билетов. Задержанный упорно отказывался назвать место и способ изготовления фальшивок и всю вину брал на себя. Он шел на месячное тюремное заключение, не ходатайствуя даже о замене этого наказания штрафом.
Вгазетах того времени отмечалось, что японская полиция действует спустя рукава уже потому, что указ императора не проводился через парламент и, следовательно, не имел силы закона.
Снисходительно относились к подделывателям и японские судьи. Они никогда не приговаривали к максимальному, приведенному в указе, трехмесячному тюремному заключению, а обычно назначали ничтожный штраф или кратковременную отсидку. В газетах отмечался даже случай задержания японца с трехрублевыми фальшивками на сумму свыше 18 тысяч рублей. Естественно, он был судим. В перерыве заседания судья взял домой «на хранение» все захваченные фальшивки, которые у него «украли». Зная это, обвиняемый на заседании суда развязно доказывал, что по законам страны он должен быть оправдан из-за отсутствия вещественных доказательств. И он был оправдан.
По сообщениям газет, в том числе «Петербургского листка» от 11 марта 1904 года, рублевые и трехрублевые фальшивые кредитные билеты появились и в северо-восточной части Китая – в Маньчжурии. Несмотря на то что фальшивки попадались часто, они имели хождение только среди китайского населения, плохо знакомого с русскими государственными кредитными билетами.
Кроме того, в петербургских газетах появились сообщения корреспондентов из Порт-Артура о том, что для нанесения вреда российской казне Япония направила из Пекина в Маньчжурию массу материалов для извотовления русских кредитных билетов. Специалисты из Экспедиции заготовления государственных бумаг в Петербурге подвергли сомнению достоверность этого сообщения. В опубликованном ими ответе отмечалось, что для подделки кредитных билетов недостаточно иметь бумагу, краски, клише и прочее. Нужна специально оборудованная фабрика или, по крайней мере, типография. В Маньчжурии отсутствовали типографии со сложными и дорогостоящими машинами для печатания денег. Да и типографий в этом районе Китая было вообще очень мало. И наконец, вряд ли кто из маньчжурских хозяев предприятий согласился бы для японцев заниматься подобной операцией, которая в этих регионах наказывалась каторжной работой.
Однако, отмечали специалисты, японцы без особого труда могут наводнить Маньчжурию и весь Китай не «сырыми материалами» для подделки кредиток, а готовыми образцами, отпечатанными у себя дома или в некоторых других странах. Вместе с тем наводнение Китая даже хорошо изготовленными фальшивками не могло иметь заметного успеха уже потому, что в Китае российские деньги официально не имели хождения.
Отмечалось также, что по установившемуся в Китае торговому обычаю там каждое кредитное предприятие имело свои собственные кредитные денежные знаки, принимаемые и действительные только в этом городе. Английские и французские банки в Гонконге и Сингапуре также выпускали свои кредитки только для хождения в этих городах. Поэтому, если бы японцы надумали пустить в широкое обращение в Китае поддельные кредитки, то им пришлось бы заняться фабрикацией разнообразнейших фальшивых денег десятка банков, что не имело ни малейшего смысла.
В начале 1904 года, когда слух о хождении поддельных российских кредиток уже широко распространился в Маньчжурии, сбыт их стал почти невозможен, так как население стало с большой осторожностью и внимательностью принимать рублевые и трехрублевые купюры.
Ходили поддельные кредитные билеты и в городах и селениях Сибири и Дальнего Востока, куда их завозили японские купцы, покупавшие за полцены бумажки у японских фальшивомонетчиков. Проникали фальшивые кредитки и на Камчатку, и на Сахалин, где русские торговцы пушным товаром довольно часто попадали впросак с этими бумажками. Было несколько случаев задержания японских купцов с фальшивками. Их судили по строгим российским законам. И все же, несмотря на опасность сурового наказания, японские купцы продолжали распространять на российской территории поддельные рублевые и трехрублевые кредитки.
В статье «Японские подделыватели кредиток» (газета «Петербургский листок» от 11 марта 1904 года) утверждалось, что фальшивки изготавливались фотоспособом в Японии, скорее всего, в одном из печатных заведений города Осака. О применении фотоспособа свидетельствовал обнаруженный случай отпечатки на рублевом кредитном билете «Положения о наказании за подделку» с оборотной стороны негатива.
В столичных газетах отмечалось, что среди японцев широко распространено «искусство подделки» бумажных денежных знаков. Однако качество подделок обнаруженных фальшивых российских кредитных билетов невысокое. Особенно это относилось к трехрублевым купюрам. При внимательном их рассмотрении бросалась в глаза неестественность красок: зеленая была слишком яркой, а желтая – более темного тона. На некоторых фальшивках бумага применялась мягче и тоньше той, на которой выпускались кредитные билеты в России.
Поддельные кредитные билеты, обнаруженные в Порт-Артуре, наоборот, были напечатаны на бумаге толстой и грубой на ощупь, чем сильно отличались от российских купюр.
Подделыватели, как правило, ставили один и тот же номер на целую серию: часто попадались фальшивки с одинаковыми номерами. Исходя из количества обнаруженных серий российские специалисты заключили, что всего было выпущено фальшивок на сумму свыше 7–8 миллионов рублей.
Во всех регионах Сибири и Дальнего Востока (за период с июля 190Згода до начала войны с Японией) поддельных купюр достоинством свыше трех рублей не попадалось. В газетных публикациях это объяснялось техническими трудностями подделки пятирублевых кредитных билетов и особенно купюр более высоких номиналов. Действительно, российские кредитные билеты в 5 и 10 рублей имели многоцветные, сложные защитные сетки и виньетки, а купюры от 25 до 500 рублей, кроме того, содержали портреты царей, подделка которых очень сложна.
В период, предшествовавший войне с Японией, экономика России еще не была серьезно затронута инфляционными процессами. Бумажные деньги всех достоинств еще не имели обозначенную на купюрах стоимость в золотом исчислении и могли свободно обмениваться на золото. Поэтому кредитные билеты даже самого низкого номинала (рублевые и трехрублевые) имели достаточно высокую реальную стоимость. Это обстоятельство, а также более легкая подделка по сравнению с купюрами более высоких номиналов и соблазняли японских фальшивомонетчиков на выпуск поддельных рублевых и трехрублевых кредитных билетов.
Способствовали деятельности японских фальшивомонетчиков и конфронтационные предвоенные отношения между Россией и Японией.
Категория: Аферы века | Добавил: lim (01 Сен 2011)
Просмотров: 869 | Теги: Аферы века
Всего комментариев: 0
avatar
Вход на сайт
Поиск

Copyright MyCorp © 2022